ПУТИНИЗМ. ИНТЕРАКТИВНЫЕ ПОХОРОНЫ.

Путинский режим уже мертв. Причем, не только ментально. Ментальная смерть – это полковник полиции, подошедший к протестующему со смехотворным вопросом «с какой целью вы даете интервью?» Дело ведь не в тупости отдельно взятого Держиморды: у них в полиции – все такие. Только не надо про «отдельных» да «порядочных». Все. Поголовно. Ментальная смерть – это коллега полковника (обойдемся без обсуждения национальных признаков, хотя после «бурятских шахтеров на Донбассе – так и подмывает). Так вот: это – коллега полковника, стоящий рядом и зорко цепляющийся взглядом в стремлении угадать, что ему делать. Хватать сразу и тащить или поцеловать взасос? Как начальник скажет – так и будет. Скажет выстрелить – выстрелит. Прикажет облобызать – по-бежневски засосет в самые десна. Ментальная смерть – стирание принципов, буквы и духа закона, погружение в пустоту.

 

 

Но есть и смерть физическая. Она – в детях высокопоставленных чиновников, депутатов и пресс-секретарей, распылившихся по заграницам. Во внуках Жириновского, в дочери Лаврова, в сыне Мизулиной, в дочках Пескова и Родниной – в них во всех. Эти дети не мыслят себя в России. Даже в путинской, которая строилась (или разрушалась) конкретно – под них и ради них. Казалось бы, есть кому передать бразды правления по наследству – ты только возьми. Вот тебе быдло-население, вот тебе недра со всеми богатствами, вот тебе власть – ты только возьми! Не хотят. Ни недвижимости, ни недр. Потому что понимают: на беспределе долго не протянешь, а в безвоздушном пространстве беззакония тебя рано или поздно ухлопают те же внезапно взбесившиеся с голодухи аборигены.

 

Аборигены эти (не все, но – большинство) обладают, действительно, наимерзейшими качествами: они трусливы и подлы, завистливы и туповаты. А еще – ленивы до невозможности. Им лень принимать решения и нести за это ответственность. Потому и ищут царя-батюшку, который бы «все порешал» за них, а потом – прижал бы покрепче, приласкал твердой рукой и покормил собственной грудью. А цари получаются – сплошные людоеды. Что ни Батюшка, то – изверг кровососущий. Вот и маются бедолаги, время от времени пуская «красного петуха» или хватаясь за вилы, когда совсем припечет. Так что боярские отпрыски правильно боятся и не желают возвращения в «родные необъятные». Им и «за бугром» хорошо. Там хотя бы законы работают, и демократия, и царей-извергов нет. А ежели заведется – немедленно сойдет с престола через импичмент или что там у них еще есть…

 

Путинский режим мертв еще и потому, что никому по большому счету не нужен. Он нужен одному лишь Путину и его близкому окружению, которым некуда бежать. Наворовали, и теперь носятся с награбленным, как оглашенные, не в силах понять: куда же это добро пристроить. На Западе – уже не получится, дома – а ну как Путин издохнет? И что тогда? Ведь «отожмут» вчерашние же «свои», которые, как только прильнут к корыту – тотчас займутся переделом собственности и поиском тех, «кто довел страну до такой жизни». Вот и мечутся в поисках решений. А решений больше нет. Впереди маячат похороны и могила, мрак и вечность. И этот период ожидания погребения – самый жуткий и лютый. Потому что еще есть силы на метания зеленкой и избиения в подворотнях, есть кураж на стрельбу по протестующим и даже ввод танков в Москву. Ну, постреляют. Ну, введут и шарахнут по толпе. А дальше-то что? Россия – не КНДР, ее не законопатишь. Она, сволочь, большая, и контролировать ее невозможно. То есть, одноразово утопить протест в крови – возможно. Но дальше начнется партизанщина на местах. Дальше население отправится в бар имени Молотова, где запасется коктейлями, и – понесутся черти в пляс.

 

Это парадоксально, и даже смешно, но путинский режим будет похоронен путинским же поколением. Теми молодыми людьми, которые, кроме Владимира Владимировича, никого и не видели. Ни Брежнева, ни Горбачева, ни Ельцина. У них в жизни был только Путин. У их американских сверстников были Буш-младший и Обама, теперь вот – Трамп. А у нашего «молодняка» - только Вова. Единственный и неповторимый. По всем каналам телевидения, которое им осточертело, и смотреть которое считается дурным тоном, полным «отстоем», предназначенным для беззубых бабушек и выживших из ума стариков с клюшками. Для юной поросли нынешние властители дум – блогеры. Тот же Навальный, и ориентирующийся, в основном, на них. Он говорит их языком, использует их речевые обороты, строит фразы по-современному. Условной Марьиванне не понять. То есть, борьбу с коррупцией она понимает, а стилистические тонкости уже не про неё.

 

Это поколение не приемлет идолопоклонства и жаждет демократии. Оно принимает смысловые решения ежеминутно, хотя бы в своих интерактивных играх. Сделал не тот ход – проиграл. Но это было твое решение. Именно привычка принятия самостоятельных решений – и есть основное отличие этой генерации от предыдущей. Какой смысл смотреть на действие в телевизоре, когда компьютерные технологии позволяют действовать самому, а значит – влиять на окончательный результат? И эта жажда действия с прицелом на влияние станет главным мотиватором в процессе погребения режима. Для них Путин – старый лысый дед, а его окружение – мамонты со сломанными бивнями, невесть как сохранившиеся со времен постсоветского недосоюза. Достаточно взглянуть на кадры прямой линии Сечина, докладывающего Путину об успехах в области арктических нефтяных надоев – и вас самих стошнит. Вся эта мезозойщина – глупое недоразумение, которое необходимо устранить. Что значит «закрыть доступ в Youtube»? Что значит «сайт недоступен»? Какой Роскомнадзор? Вы издеваетесь? На дворе XXIвек, во всем мире многоразовые ракеты запускают. Их приземление на платформу – рядовое событие. А в России сажают за ловлю покемонов в храме. Патологическая отсталость и поросшее мхом сознание – смертельно несовместимы с современностью. Она не просто наступает на пятки. Она уже здесь, и стремится вперед. И путинским мамонтам за ней не угнаться, и уж – тем более – не обуздать. Молодежь полна сил, энергии, и – чего уж греха таить – решительной дури. И эта решительность уже достигает того уровня, когда с улиц никто заходить не захочет. Выведут танки? – да пусть выводят. Хотят «позажигать» на улицах Москвы? – отлично, не мы начали эту войну…

 

Технологии останкинского «штыря» отработали свое. Они были очень действенными на протяжении многих десятилетий. А в эпоху путинизма и телевизионного спец-управления через пропаганду их отточили до совершенства. Им удалось даже свести с ума пожилое поколение через «крымнашизм» и яд «победобесия». Но у нового поколения – совсем другие мозги. На них не действуют впрыскивания из этого старого ржавого гвоздя-излучателя. Их смешат и пафосный «штырь», и водевильно молодящийся кремлевский «шнырь». Им, действительно, смешно. На них не воздействуют ни пещерные шутки Петросяна, ни лизоблюдский стёб КВНщиков. У них совсем иное восприятие – и юмора, и трагедии. Для них мир – не квадратный вербовщик на кухне, а друзья по всей планете, с которыми можно свободно общаться в реальном времени по «скайпу» или «вайберу». Для них «айфончик» - не продвинутый пользователь, а старый дядька с мешками под глазами, в которых плещется вчерашний «Хеннеси» с плавающими уточками. И этот дядька достоин всяческого презрения.

 

Тотально оболванивая и одурачивая, Путин и его бригада не заметили, как вырастили поколение могильщиков, которые зароют их яростно и без сожаления. Это наше поколение лило слезы по телевизору, в который «не пускают». У «молодых да ранних» источник информации покруче: интернет с его многообразием выбора, удовлетворяющего любые интересы. Хочешь – смотри, хочешь – обсуждай или даже – участвуй. Интерактив – их стихия. Вот они и выйдут со всей своей интерактивностью, и весело зароют кремлевскую братву китайскими айфонами. И всадят вместо осинового кола в сердце газпромовскую трубу. И поставят на могиле памятник в виде телеящика с Катей Андреевой внутри. И, возможно, перед смертью Путин даже вспомнит давно забытое слово «пейджер», но даже оно будет не актуальным и допотопным…

Путинский режим уже мертв. Причем, не только ментально. Ментальная смерть – это полковник полиции, подошедший к протестующему со смехотворным вопросом «с какой целью вы даете интервью?» Дело ведь не в тупости отдельно взятого Держиморды: у них в полиции – все такие. Только не надо про «отдельных» да «порядочных». Все. Поголовно. Ментальная смерть – это коллега полковника (обойдемся без обсуждения национальных признаков, хотя после «бурятских шахтеров на Донбассе – так и подмывает). Так вот: это – коллега полковника, стоящий рядом и зорко цепляющийся взглядом в стремлении угадать, что ему делать. Хватать сразу и тащить или поцеловать взасос? Как начальник скажет – так и будет. Скажет выстрелить – выстрелит. Прикажет облобызать – по-бежневски засосет в самые десна. Ментальная смерть – стирание принципов, буквы и духа закона, погружение в пустоту.

 

Но есть и смерть физическая. Она – в детях высокопоставленных чиновников, депутатов и пресс-секретарей, распылившихся по заграницам. Во внуках Жириновского, в дочери Лаврова, в сыне Мизулиной, в дочках Пескова и Родниной – в них во всех. Эти дети не мыслят себя в России. Даже в путинской, которая строилась (или разрушалась) конкретно – под них и ради них. Казалось бы, есть кому передать бразды правления по наследству – ты только возьми. Вот тебе быдло-население, вот тебе недра со всеми богатствами, вот тебе власть – ты только возьми! Не хотят. Ни недвижимости, ни недр. Потому что понимают: на беспределе долго не протянешь, а в безвоздушном пространстве беззакония тебя рано или поздно ухлопают те же внезапно взбесившиеся с голодухи аборигены.

 

Аборигены эти (не все, но – большинство) обладают, действительно, наимерзейшими качествами: они трусливы и подлы, завистливы и туповаты. А еще – ленивы до невозможности. Им лень принимать решения и нести за это ответственность. Потому и ищут царя-батюшку, который бы «все порешал» за них, а потом – прижал бы покрепче, приласкал твердой рукой и покормил собственной грудью. А цари получаются – сплошные людоеды. Что ни Батюшка, то – изверг кровососущий. Вот и маются бедолаги, время от времени пуская «красного петуха» или хватаясь за вилы, когда совсем припечет. Так что боярские отпрыски правильно боятся и не желают возвращения в «родные необъятные». Им и «за бугром» хорошо. Там хотя бы законы работают, и демократия, и царей-извергов нет. А ежели заведется – немедленно сойдет с престола через импичмент или что там у них еще есть…

 

Путинский режим мертв еще и потому, что никому по большому счету не нужен. Он нужен одному лишь Путину и его близкому окружению, которым некуда бежать. Наворовали, и теперь носятся с награбленным, как оглашенные, не в силах понять: куда же это добро пристроить. На Западе – уже не получится, дома – а ну как Путин издохнет? И что тогда? Ведь «отожмут» вчерашние же «свои», которые, как только прильнут к корыту – тотчас займутся переделом собственности и поиском тех, «кто довел страну до такой жизни». Вот и мечутся в поисках решений. А решений больше нет. Впереди маячат похороны и могила, мрак и вечность. И этот период ожидания погребения – самый жуткий и лютый. Потому что еще есть силы на метания зеленкой и избиения в подворотнях, есть кураж на стрельбу по протестующим и даже ввод танков в Москву. Ну, постреляют. Ну, введут и шарахнут по толпе. А дальше-то что? Россия – не КНДР, ее не законопатишь. Она, сволочь, большая, и контролировать ее невозможно. То есть, одноразово утопить протест в крови – возможно. Но дальше начнется партизанщина на местах. Дальше население отправится в бар имени Молотова, где запасется коктейлями, и – понесутся черти в пляс.

 

Это парадоксально, и даже смешно, но путинский режим будет похоронен путинским же поколением. Теми молодыми людьми, которые, кроме Владимира Владимировича, никого и не видели. Ни Брежнева, ни Горбачева, ни Ельцина. У них в жизни был только Путин. У их американских сверстников были Буш-младший и Обама, теперь вот – Трамп. А у нашего «молодняка» - только Вова. Единственный и неповторимый. По всем каналам телевидения, которое им осточертело, и смотреть которое считается дурным тоном, полным «отстоем», предназначенным для беззубых бабушек и выживших из ума стариков с клюшками. Для юной поросли нынешние властители дум – блогеры. Тот же Навальный, и ориентирующийся, в основном, на них. Он говорит их языком, использует их речевые обороты, строит фразы по-современному. Условной Марьиванне не понять. То есть, борьбу с коррупцией она понимает, а стилистические тонкости уже не про неё.

 

Это поколение не приемлет идолопоклонства и жаждет демократии. Оно принимает смысловые решения ежеминутно, хотя бы в своих интерактивных играх. Сделал не тот ход – проиграл. Но это было твое решение. Именно привычка принятия самостоятельных решений – и есть основное отличие этой генерации от предыдущей. Какой смысл смотреть на действие в телевизоре, когда компьютерные технологии позволяют действовать самому, а значит – влиять на окончательный результат? И эта жажда действия с прицелом на влияние станет главным мотиватором в процессе погребения режима. Для них Путин – старый лысый дед, а его окружение – мамонты со сломанными бивнями, невесть как сохранившиеся со времен постсоветского недосоюза. Достаточно взглянуть на кадры прямой линии Сечина, докладывающего Путину об успехах в области арктических нефтяных надоев – и вас самих стошнит. Вся эта мезозойщина – глупое недоразумение, которое необходимо устранить. Что значит «закрыть доступ в Youtube»? Что значит «сайт недоступен»? Какой Роскомнадзор? Вы издеваетесь? На дворе XXIвек, во всем мире многоразовые ракеты запускают. Их приземление на платформу – рядовое событие. А в России сажают за ловлю покемонов в храме. Патологическая отсталость и поросшее мхом сознание – смертельно несовместимы с современностью. Она не просто наступает на пятки. Она уже здесь, и стремится вперед. И путинским мамонтам за ней не угнаться, и уж – тем более – не обуздать. Молодежь полна сил, энергии, и – чего уж греха таить – решительной дури. И эта решительность уже достигает того уровня, когда с улиц никто заходить не захочет. Выведут танки? – да пусть выводят. Хотят «позажигать» на улицах Москвы? – отлично, не мы начали эту войну…

 

Технологии останкинского «штыря» отработали свое. Они были очень действенными на протяжении многих десятилетий. А в эпоху путинизма и телевизионного спец-управления через пропаганду их отточили до совершенства. Им удалось даже свести с ума пожилое поколение через «крымнашизм» и яд «победобесия». Но у нового поколения – совсем другие мозги. На них не действуют впрыскивания из этого старого ржавого гвоздя-излучателя. Их смешат и пафосный «штырь», и водевильно молодящийся кремлевский «шнырь». Им, действительно, смешно. На них не воздействуют ни пещерные шутки Петросяна, ни лизоблюдский стёб КВНщиков. У них совсем иное восприятие – и юмора, и трагедии. Для них мир – не квадратный вербовщик на кухне, а друзья по всей планете, с которыми можно свободно общаться в реальном времени по «скайпу» или «вайберу». Для них «айфончик» - не продвинутый пользователь, а старый дядька с мешками под глазами, в которых плещется вчерашний «Хеннеси» с плавающими уточками. И этот дядька достоин всяческого презрения.

 

Тотально оболванивая и одурачивая, Путин и его бригада не заметили, как вырастили поколение могильщиков, которые зароют их яростно и без сожаления. Это наше поколение лило слезы по телевизору, в который «не пускают». У «молодых да ранних» источник информации покруче: интернет с его многообразием выбора, удовлетворяющего любые интересы. Хочешь – смотри, хочешь – обсуждай или даже – участвуй. Интерактив – их стихия. Вот они и выйдут со всей своей интерактивностью, и весело зароют кремлевскую братву китайскими айфонами. И всадят вместо осинового кола в сердце газпромовскую трубу. И поставят на могиле памятник в виде телеящика с Катей Андреевой внутри. И, возможно, перед смертью Путин даже вспомнит давно забытое слово «пейджер», но даже оно будет не актуальным и допотопным…

 

5 мая 2017 http://7days.us/aleksandr-sotnik-putinizm-interaktivnye-poxorony/

 

 

 

Колонка автора

БУЙСТВО ИМПЕРСКОЙ «БЕЛОЧКИ»

15.12.2017

Путинизм – это период глубокого запоя импероголиков, которых однажды грубо встряхнули после беспробудного советского пьянства в «лихие девяностые». В них было все: тяжелое похмелье, частичное отрезвление, буйство от отчаяния, и даже первые попытки осмысления причин прежних возлияний с намерением навести порядок в собственном доме. Но тут внезапно на кухне обнаружился «имперский мерзавчик» в виде Чечни. И импероголики снова стали втихаря «попивать»: постреливать по Белому Дому, бомбить Грозный, подворовывать и незаметно собираться в чиновно-блатные компашки. Ну, а потом сбоку на приставной стульчик подсел невзрачный питерский человечишко и стал усиленно подливать в стаканы. Борису Николаевичу – «беленькую», силовичкам – «красненькую», олигархам – «Хеннеси», всем сестрам по серьгам.

Подробнее...

ГАНГСТЕРЫ ИДУТ НА ВОЙНУ

01.12.2017

 .jpg

«Моча! – Как много в этом звуке для сердца гангстера слилось!..» И отлилось в граните, и отозвалось эхом мельдония, Крыма, Донбасса и Сирии. А еще – звоном украденного триллиона, пепел которого стучит в воровской мозжечок и не отпускает. Как президентское кресло нашего верховного воропомазанника. Он врос в него всей площадью царственной задницы – так, что не оторвешь. Если отрывать – придется начинать со звездолобой башки, чтобы вся тушка расслабилась, тогда, может, отпустит. И то – не факт: подельники-то никуда не денутся, а жить они хотят вечно и жирно, присосавшись к огромной территории, как бычий цепень.

Подробнее...

ЗАБОРИСТЫЙ ПЛАН КРЕМЛЯ

24.11.2017

23843661_1458716840907843_5754038790156010422_n.jpg

В Кремле пристально следят за происходящим в «Луганской Народной Республике». Террорист Плотницкий буквально расщепился на атомы: по одним данным, он неусыпно бдит на своем рабочем месте, по другим – смылся в Москву, где провел «ряд важных переговоров». Как бы там ни было, а конфликт между двумя террористическими анклавами выползал на свет божий давно. Он буквально выпирал изо всех щелей, и как бы ни пыталась его игнорировать путинская пропаганда – было понятно: миром этот конфликт не закончится.

На данный момент Кремль делает вид, что не имеет к происходящему ни малейшего отношения: милые террористы бранятся – только тешатся.

Подробнее...

«СКРЕПНЫЙ ГВОЗДЬ ИМПЕРСКИХ НОЖНИЦ»

17.11.2017

23632141_1451311054981755_4128193799243752666_o.jpg

«Да, это – не Харрере. Это – гораздо хуже», - подумал бы в эти дни хрестоматийный Остап Бендер, снимая со стены диктаторский портрет Мугабе и меняя его на свежий генеральский.

Наверное, за минуту до расстрела Николае Чаушеску думал о том, что этого не может быть, что его любит 93 процента румын, и что сейчас из-за угла выскочат его ярые фанаты и спасут, отбив от разбушевавшихся заговорщиков. Возможно, на то же самое надеялся и Саддам, скитаясь по пещерам, пока его не изловили, не осудили и не накинули на шею крепкую веревку. И Муаммар думал о том же. Не каждому диктатору выдается шанс умереть в своей постели, как посчастливилось генералу Франко. Правда, пока он плавно отходил в мир иной – вокруг уже бушевали нешуточные страсти по поводу дальнейшего государственного обустройства Испании. Но его это мало заботило: мечта сбылась, ему удалось править пожизненно.

Подробнее...

«ШИЗОФРЕНИЯ И СОЛДАТЫ НАТО»

10.11.2017

shizofreniya.jpg

Все-таки, лаконичнее советского рокера Виктора Цоя характер постсоветских настроений не сформулировал никто: «Если есть в кармане пачка сигарет – значит, все не так уж плохо на сегодняшний день» - это раз; «и вдруг нам становится страшно что-то менять» - это два. Вердикт окончательный. Если «постсовок» видит на прилавке нечто похожее на еду – значит, все в порядке, жить можно. И «к чему стадам дары свободы»? С чем жуют сей неведомый продукт? Вместе с гей-парадами? С «брекзитом» и студенческими волнениями? Нет уж, увольте. Говорите – там сто сортов колбасы? А мы не жили богато – и нечего начинать. Дайте нам «докторской» грамм триста. Утверждаете, что это – не колбаса? Но мы – под санкциями, так что спасибо Путину за то, что есть хотя бы такая. Не все так плохо, надо только потерпеть еще пару десятков лет. Дайте президенту время, он за 18 лет правления еще не набрался должного опыта. К тому же, ему вечно мешают. Пусть потренируется еще лет 20. Ну, а если к тому времени исчезнет все – тогда и соберемся: голодные и злые. Сметем прежних и поставим новых. Без разрушений, потому что страшно. Не надо революций. От одного вида крови мы теряем сознание и мочимся в памперсы. Деды наши мочились, отцы увлажнялись, а с нас – вообще взять нечего, окромя мельдония…

Подробнее...